Леонардо да Винчи
 


Первый Миланский период творчества. Страница 3

1-2-3-4-5-6-7-8-9

Рис. 24.
Рис. 24.
Город с движением в двух
уровнях и соединительными
лестницами для перехода
на другой уровень.
 

          Однако самым поразительным из градостроительных предложений Леонардо, свидетельствующим о неукротимом дерзании его творческой мысли, является его предложение устраивать улицы в разных уровнях с целью беспрепятственного движения на перекрестках (рис. 24). Эта грандиозная идея запечатлена у него на листах 15, 16 и 37 манускрипта В (рис. 25—27). Там же он пишет: «Дороги М на 6 локтей выше, чем дороги pS. И каждая из [верхних] дорог должна иметь ширину в 20 локтей и от наружных краев к середине иметь уклон в пол-локтя... И на этой средней линии должно быть на каждом локте по отверстию, куда дождевая вода стекает в ямы... И позаботься о том, чтобы в начале каждой из этих дорог была арка шириною в 6 локтей на колоннах. И пойми, что тот, кто хочет пройтись по всей площади, может для этой цели пользоваться верхними улицами.
          Кто хочет идти по нижним улицам, тоже может это сделать. По улицам не должна ездить ни одна повозка или что-либо подобное, потому что они предназначаются только для благородных. Грузовые повозки и грузы для нужд и удобства жителей проезжают по одной из нижних улиц. Дома должны быть обращены друг к другу спиной, пропуская нижние улицы между собою.
          Припасы, как-то дрова, вино и тому подобное, должны провозиться через двери. Отхожие места, конюшни и подобные зловонные помещения должны опорожняться через подземные улицы от одной аркады к другой» (манускрипт В, лист 16).
          Сравнивая этот текст с описанием идеального города у Аверлино и рассматривая рисунки Леонардо, мы убеждаемся в том, что последний развивает дальше идею разделения улиц на улицы для грузового движения и пешеходные улицы. Однако идея поднять часть улиц целиком и полностью принадлежит Леонардо и свидетельствует о его поразительной творческой смелости.

Рис. 25. Рис. 26. Рис. 27.
Рис. 25.
Уличное движение
в двух уровнях.
 
Рис. 26.
Разрез дворца в городе
с движением в двух уровнях.
 
Рис. 27.
Уличное движение
в двух уровнях.
 
          Тем не менее, нельзя не отметить, что решая эту смелую инженерную задачу, Леонардо не отрешился еще от привычных форм мышления и отводит верхние улицы только «для благородных», не нарушая привычной для феодального города системы расселения.
          Итак, то новое, что Леонардо внес в теорию градостроительства своего времени, — это глубоко продуманные мероприятия по уменьшению городской скученности, широкие санитарно-гигиенические мероприятия (промывание улиц, вентиляция домов и улиц и т. п.), установление норм высотности застройки в зависимости от величины незастроенных участков между домами и, наконец, организация движения в разных уровнях.
          Аверлино в своих прогрессивных предложениях только передавал своему времени то, что он извлек из опыта минувших эпох, из каких-то не дошедших до нас греко-византийских источников (по мнению автора — из книги филона Византийского о постройке городов-гаваней эллинистической эпохи), и только приспособлял их к требованиям своего времени. Между тем Леонардо, отправляясь от опыта предшественников и изучая общественные потребности своего времени, заглянул своим проницательным взором далеко вперед. В 1487 году произошли события, потребовавшие участия Леонардо и отвлекшие его от всех других работ. В связи с браком юного герцога Джан Галеаццо (племянника Лодовико Моро) с Изабеллой Арагонской, дочерью неаполитанского короля Альфонса, состоялись большие придворные празднества. Леонардо построил для них хитроумную машину, где в семи сферах вращались олицетворения семи планет, спускавшиеся по очереди на землю и читавшие новобрачным поздравительные стихи. Кроме того, приходилось строить и триумфальные арки и легкие павильоны для празднеств. Один из таких павильонов, изображенный на обороте листа 21 манускрипта В, свидетельствует о том, что и в этой области Леонардо, прилагая свой незаурядный конструкторский талант, при помощи самых простых средств достигал прекрасных результатов (рис. 29). Среди рисунков Леонардо сохранилось также немало великолепных эскизов костюмов для придворных празднеств (рис. 30). Все это отвлекало Леонардо от его основных работ.

Рис. 28. Рис. 29. Рис. 30.
Рис. 28.
Павильон в саду
миланского замка Сфорца.
 
Рис. 29.
Конструкция шатра для
придворных празднеств.
 
Рис. 30.
Эскиз костюма для
придворного праздника
(Paradise).
 
          Правда, за год до того, в 1486 году, Лодовико Моро напомнил ему о необходимости приступить к изготовлению конной статуи Франческо Сфорца, ради которой Леонардо и был приглашен в Милан, но сам же Лодовико постоянно отрывал его от этого дела, не давая на нем сосредоточиться. В особенности умножились хлопотливые обязанности Леонардо с появлением в Милане Изабеллы Арагонской, для которой требовались то новая ванна с холодной и горячей водой, то декоративные работы в ее апартаментах.
          Около 1487-1488 годов Леонардо написал портрет возлюбленной Лодовика Моро — Чечилии Галлерани (рис. 32). Вокруг образованной, хорошо владевшей латинским языком, писавшей стихи Чечилии собирались все культурные силы миланского двора. Портрет ее отождествляется с хранящимся в Кракове портретом «Дамы с горностаем», представляющим собой замечательное реалистическое произведение, предельно точно характеризующее утонченную, но властную натуру фаворитки, долго державшей в своих руках «горностая»1, т. е. владетельного князя, каким был Лодовико Сфорца. Портрет написан после 1487 года, на что указывает прическа Чечилии по испанской моде, введенной в Милане Изабеллой Арагонской.
          В начале 90-х годов XV века была написана также «Мадонна Литта», находящаяся в настоящее время в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, отличающаяся изысканной красотой и гармонией форм (рис. 33).
Рис. 31.
Рис. 31.
Эскизы к
конной статуе
Франческо Сфорца.
 
          В 1489 году Лодовико начал настойчиво требовать, чтобы Леонардо работал над конной статуей Франческо Сфорца и угрожал пригласить другого художника. Сохранившиеся эскизы свидетельствуют об огромной работе Леонардо над конной статуей. Он совершенно отказался от подражания классическим образцам и внимательно изучал и зарисовывал скачущих коней, едва удерживаемых могучими всадниками (рис. 31). Он изучал анатомию лошади, установил точные размеры и соотношения всех ее частей и, как всегда, сделал множество зарисовок, изображающих коней во всех мыслимых положениях. Однако в апреле 1490 года он изменил замысел и начал разрабатывать другие варианты памятника.
          В июне 1490 года Леонардо получил приглашение из Павии приехать и дать свое заключение по вопросам, связанным с постройкой собора. Одновременно с ним был вызван туда из Урбино Франческо ди Джорджо Мартини, архитектор и художник, с которым Леонардо встретился впервые. Леонардо, повидимому, воспользовался поездкой в Павию, чтобы побыть на свободе, вдали от шумного миланского двора, и не спешил возвращаться. С ним, вероятно, ездил и знаменитый архитектор Браманте, которому приписывается осуществление собора в Павии. Оставшись в Павии еще долго после отъезда Франческо ди Джорджо, Леонардо делал зарисовки различных церковных зданий (манускрипт В, лист 55, «а») и крепостных сооружений.
          Будучи вызван из Павии по случаю бракосочетания Лодовико Моро и Беатриче д'Эсте, состоявшегося в январе 1491 года, Леонардо снова принялся за модель конной статуи Франческо Сфорца, которую и закончил к 1 декабря 1493 года, ко дню свадьбы сестры Лодовико — Бьянки Марии Сфорца с императором Максимилианом.
          Модель конной статуи в натуральную величину, вылепленная из глины, была поставлена на месте, приготовленном для памятника, возбуждая всеобщее удивление и восторг. «Те, кто видели сделанную из глины модель огромных размеров, говорят, что никогда еще не видели они произведения более прекрасного и более могущественного»2, писал Вазари. «В этой работе возбуждает удивление мощный разбег тяжелодышащей лошади», указывал Паоло Джовио.
          В последовавшие затем годы Леонардо создал ряд больших живописных работ. Одна из значительнейших его работ — «Мадонна в скалах» — давно, в 1483 году, заказанная Леонардо и его ученикам братьям да Предис, была закончена еще в 1490 году. Это первое крупное произведение Леонардо. Оно сохранилось в двух вариантах: один находится в Париже (Лувр), другой — в Лондоне. Парижский вариант (рис. 34), вероятно, принадлежит Леонардо, а лондонский выполнен, как считают, Амброджо да Предисом. работа эта показывает, насколько Леонардо ушел вперед со времени своих флорентийских работ. И композиция и формы поражают своей законченностью. Вся картина является гимном простой, естественной человечности, ярко раскрывающейся в этой живописной группе, свободно расположившейся на лоне могучей и суровой природы.
          Вероятно в это время или несколько раньше Леонардо построил в саду герцогского дворца круглый павильон, перекрытый куполом (рис. 28), применив для увеселительной постройки композицию культового сооружения (манускрипт В, лист 12).

Рис. 32. Рис. 33. Рис. 34.
Рис. 32.
Дама с горностаем —
портрет Чечилии Галлерани.
Краков.
Рис. 33.
Мадонна Литта
(около 1490 г.).
Гос. Эрмитаж в Ленинграде.
Рис. 34.
Мадонна в скалах
(1483-1490 гг.).
Париж, Лувр.


          1Мех горностая всегда употреблялся на мантии коронованных особ, отсюда — символика портрета «Дамы с горностаем».
          2Вазари. Указ. соч., стр. 103.

1-2-3-4-5-6-7-8-9


Эрмитаж

Автомобиль

Военный барабан



 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Леонардо да Винчи. Сайт художника.