Леонардо да Винчи
 


Первый Миланский период творчества. Страница 9

1-2-3-4-5-6-7-8-9

          В последние годы пребывания в Милане Леонардо уделял много времени занятиям геометрией, углубляясь в тайны этой науки иод руководством своего друга Луки Пачиоли. Занятия эти увлекали Леонардо потому, что в них раскрывались для него законы искусства, ибо наука и искусство были для него нераздельны. Живопись он основывал на законах перспективы, скульптуру через проблемы пропорций — на пластической анатомии и геометрии, а архитектуру — на законах архитектоники, выведенных из соотношений между нагрузкой и подпорой, и на геометрической теории пропорций, которая служила основой закономерного построения объёмно-пространственной композиции сооружений. Плодом долгих занятий Леонардо и Пачиоли геометрией явился ученый труд последнего «О божественной пропорции», содержащий теорию «золотого сечения» и освещение некоторых вопросов применения геометрических пропорций в искусстве. К этому времени относятся выполненные Леонардо рисунки человеческого лица со схемами пропорций. Лицо это считают его собственным изображением.
          Леонардо-архитектор останется не вполне понятным для нас, если мы не раскроем сущность его теории пропорций в их связи с живописью и архитектурой. С этой целью проследим ход мысли в его собственных заметках по вопросам теории пропорций.
          Математика не является для него самоцелью; он занимается ею лишь постольку, поскольку это необходимо для занятий искусством и техникой; искусство для него — высшая наука, ибо оно изучает не только количественную, но и качественную сторону явлений.
          Он говорит, что «если геометрия сводит всякую поверхность, окруженную линией, к фигуре квадрата и каждое тело к фигуре куба, а арифметика делает то же самое со своими кубическими и квадратными корнями, то обе эти науки распространяются только на изучение прерывных и непрерывных количеств, но не трудятся над качеством-красотой творений природы и украшением мира» (Трактат о живописи, 17).
          Красоту Леонардо, следуя древним авторам, выразителем которых в его время был внимательно изучавшийся Витрувий, видит прежде всего в гармонии соотношений целого и его частей и в соответствии их очертаний. Он указывает, что красота заключается в пропорциональности прекрасных членов (Трактат о живописи, 23) и в соответствии их очертаний общему контуру (там же, 29).
          Пропорциональность, являющуюся основой гармонии форм, Леонардо не отрывает от вещей; она является у него свойством прекрасного, но не служит самоцелью. Об этом говорит также и его творческий метод, который он рекомендует живописцу в следующих словах:
          «...старайся прежде всего рисунком передать в ясной для глаза форме намерение и изобретение, заранее созданное в твоем воображении; затем двигайся дальше, отнимая и прибавляя до тех пор, пока ты не будешь удовлетворен» (Ашбернхэм, I, лист 26).
          Таким образом, во главу угла он, как и Витрувий, кладет замысел (намерение, изобретение), выражающийся в определенном расположении элементов произведения, в его композиции. Пропорции же вырабатываются в процессе уточнения замысла.
          «Говорит поэт, — что его наука — вымысел и мера... на это отвечает живописец, что и у него те же самые обязательства в науке живописи, то есть выдумка и мера; выдумка содержания, которое он должен изобразить, и мера в написанных предметах, чтобы они не были непропорциональными» (Трактат о живописи, 25). Леонардо указывает, что в отличие от музыки, которая выражается в отношениях последовательных во времени звуков, гармоническая пропорциональность в живописи, а также и в архитектуре складывается из различных частей в единое время и в этой одновременности заключается сила ее воздействия по сравнению с искусством слова и искусством звуков.
          Самая яркая апология гармонической пропорциональности звучит в изложенном в трактате о живописи (п. 27) повествовании Леонардо об отповеди, которую венгерский король Матвей Корвин дал своему придворному поэту, когда последний осмелился поставить свою поэму о возлюбленной короля выше ее портрета, поднесенного королю живописцем:
          «Разве ты не знаешь — говорит устами Корвина Леонардо, — что наша душа состоит из гармонии, а гармония зарождается только в те мгновения, когда пропорциональность объектов становится видимой или слышимой?
          Разве ты не видишь, что в твоей науке нет пропорциональности, созданной в мгновение; наоборот, одна часть родится от другой последовательно, и последующая не рождается, если предыдущая не умирает?
          Поэтому я полагаю, что твое изобретение значительно ниже, «ем изобретение живописца, и только потому, что оно не складывается из гармонической пропорциональности. Оно не радует душу слушателя или зрителя, как это делает пропорциональность прекраснейших частей, составляющих божественные красоты лица, находящегося передо мной.
          Они, собранные одновременно все вместе, доставляют мне такое наслаждение своими божественными пропорциями, что нет, я полагаю, никакой другой созданной человеком вещи на земле, которая могла бы дать большее наслаждение».
          Леонардо-теоретик и геометр — утверждает достоинства «божественной пропорции», в которой больше всего выражается гармония. Однако Леонардо-практик и живописец, внимательно наблюдающий явления природы, — отмечает в своих записях, что многие живописцы, изучающие только размеренную и пропорциональную наготу и не ищущие ее разнообразия, выполняют все свои фигуры по одному шаблону, от чего их произведения очень проигрывают. Он указывает, что человек может быть пропорциональным и в то же время толстым и коротким или длинным и тонким, или средним (кодекс G, лист 5, оборот). Всеобщие меры, по его словам, должны соблюдаться в длине фигур, а не в толщине. «Итак, ты, подражатель такой природы, смотри и обращай внимание на разнообразие очертаний. Мне очень нравится, если ты избегаешь уродливых вещей, как, например, длинных ног и короткого туловища, узкой груди и длинных рук; бери поэтому меры суставов, а толщину, в которой [природа] очень изменчива, изменяй также и ты» (Трактат о живописи, 270).
          Дальше он говорит еще конкретнее:
          «Все части любого животного должны соответствовать своему целому, то есть если [животное] коротко и толсто, то каждый член тела у него должен быть сам по себе коротким и толстым, а если оно длинно и тонко, то оно должно иметь длинные и тонкие члены тела, и среднее должно иметь члены тела такой же посредственности» (там же, 272).
          Все эти весьма важные указания Леонардо полностью могут быть отнесены и к архитектуре как искусству, выражающему идейное содержание не столько в изобразительных своих элементах, сколько в соотношениях масс, объемов и пространств и в их взаимодействии. Однако и в архитектуре гармоническая пропорциональность не является самоцелью, но служит одним из активнейших средств раскрытия в ее образах идейно-художественного содержания, выражаемого в процессе воплощения замысла. Пропорции в руках Леонардо служат могучим средством гармонизации художественного образа, неразрывно связанным с его сущностью. Леонардо так же, как и античные зодчие внимательно отыскивает гармонические формы в самой основе создаваемого предмета и распространяет их на все его детали, создавая повторение части в целом и обеспечивая высокое гармоническое единство и выразительность художественного образа. Все средства науки он ставит на службу искусству, достигая в своих произведениях как живописных, так и архитектурных, высокого совершенства. Свидетельством этого служат яркие, выразительные композиции центрических купольных зданий Леонардо, в которых объемно-пространственные соотношения являются одним из важнейших средств художественной выразительности архитектуры.
          Целостность композиции архитектурных произведений обусловлена многократным повторением и развитием одного и того же основного мотива, повторением частей в целом, а также единством пропорционального построения развивающихся в пространстве масс сооружения, отвечающих общему характеру архитектурного образа и стоящих в теснейшей связи с его идейно-художественным содержанием.

Рис. 83. Рис. 84. Рис. 85.
Рис. 83.
. Профиль с пропорциями
человеческого лица.
Предполагаемое изображение Леонардо да Винчи.
Рис. 84.
Пропорции человеческого лица.
Предполагаемое изображение
Леонардо да Винчи.
Рис. 85.
Пропорции человеческой фигуры по Витрувию.

1-2-3-4-5-6-7-8-9

Следующая глава.


Автоматический спусковой механизм

Вечный двигатель

Блоки



 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Леонардо да Винчи. Сайт художника.